Аминов У.К., Аминова Д.К., Цахаева А.А.

Аминов У.К., Аминова Д.К., Цахаева А.А.

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ РЕФЛЕКСИЯ КАК МЕХАНИЗМ ЭКОНОМИИ ПСИХИЧЕСКИХ СИЛ ЧЕРЕЗ РАСПРОСТРАНЕНИЕ ТРАНСЦЕНДАЛЬНОГО ОПЫТА

 

 

УДК 159.922

 

English verson:

 

Аннотация. В статье дается анализ феномена ранней профессиональной рефлексии, определяется его психические механизмы рационального трансцендального опыта личности будущего психолога.

 Ключевые слова: личность будущего психолога, профессиональная рефлексия,  трансцендальный профессиональный опыт.

   

Об авторе

 

Ссылка для цитирования

  

Общественное развитие начала XXI века характеризуется своеобразным парадоксом, суть которого заключается в том, что в обыденном сознании и научных подходах стали популярными проблемы развития личности психолога, его профессиональной рефлексии, успешной реализации профессионального трансцендального опыта, оживления профессионального Я, конструктивного распределения психических ресурсов, но с другой стороны в  сфере оказания психологических услуг прослеживается тенденция экстраполяции разновекторной направленности личности психолога, размежевание проблемы профессионального заказа и трансформера собственной личности, что  является следствием расширения границ самосознания. Таким образом, расширяя границы профессионального самосознания, психологи-практики антагонистически призваны бороться за стабильность собственной личности, с одной стороны, «подключаясь к клиенту», эмпатировать и принимать его жизненные стратегии как бесспорную ценность, с другой, не нивелировать свои ценности и жизненные стратегии,  приходя зачастую к двойным моральным стандартам и расплывчатым профессиональным ценностям.   Следствием чего становится тенденция углубления кризиса, вызванного распадом самостных конструктов личности, резкий рост межличностных и внутриличностных конфликтов, приводящих к самонеприязни, вызванных как объективными, так и субъективными факторами. Противоречивость данной ситуации приводит к профессиональным деформациям личности практического психолога. Именно поэтому на этапе профессионального образования, психологу необходимо привить навыки и умения профессиональной рефлексии. Классическая фраза Сократа, адресованная думающей личности, – «Познай самого себя» звучит как призыв к рефлексии и в то же время утверждение «я мыслю о себе как Я-объективное».    И эта проблема в первую очередь  относится к профессии психолога.

Вопрос потребности личностного самоисследования, этимологическое понимание собственно принципа развития восходит корнями к древнейшим цивилизациям. Момент самоосознания потребности познать и улучшить себя присутствует в вавилонских источниках, в философии темнокожих аккадов, ассирийцев, шумеров. Каждая историческая эпоха с ее материально-техническими возможностями, подтверждениями уникальности человека вносила свой вклад в понимание процесса рефлексии. В связи с этим, психолог в образовании должен обладать рядом универсальных качеств, обеспечивающих его мобильность реагирования на социальную ситуацию развития ребёнка, пластичность принятия профессиональных решений, высокий нравственный потенциал, нормативность адаптивного поведения. Эти вопросы важно решать самостоятельно и быстро, проблема весьма актуальна, так как, осуществление профессиональной деятельности влечёт к тому, что психолог непосредственно сталкивается с ранее ему неизвестными видами психоэмоциональных нагрузок, функциональными, биологическими и социальными стрессагентами, что актуализирует адаптивные ресурсы личности, механизмы, формирования которых мало изучены. Исследователи отмечают, что сегодняшнее поколение практических психологов выросло в условиях системного кризиса, они развивались в атмосфере «социального переживания», межэтнического напряжения, экономических перестроек и переделов сфер влияния власти, безработицы, невозможности реализовать свои социальные и материальные интересы, отсутствия устойчивой системы ценностей и установок нормативного поведения. Катречко С.Л. в своём манифесте современного трансцендентализма, цитируя И. Канта, подчёркивает, что называя трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori[2]. Психолог, имея дело с переживаниями, мнениями, установками и аттитюдами других людей, тем не менее, генерирует оценочные суждения об их заблуждениях и психологических проблемах, что противоречит профессиональным заповедям. Все это объективно является питательной средой для неустойчивости и дезадаптации поведения, снижения социальной интеграции. Психологу – практику необходимо, таким образом, самому защищаться от подобных перегрузок, но и помогать другим. Психолог – уникальная профессия, требующая не только высокой профессиональной компетентности, но и богатой нравственной, эмоционально-волевой и интеллектуальной сфер личности, постоянно развивающихся и саморазвивающихся. Я.А. Слинин считая, что «в моем настоящем действуют сразу все интуиции. Иначе говоря, в каждый данный момент я могу обнаружить в своем сознании действие и чувственного восприятия, и рефлексии, и воображения, и умозрения», тем не менее, выделяет конституирование интенциональных объектов во внутреннем времени субъекта [6, с. 45]. Бесспорно, приходить к этой цели можно только через опыт. В сущности, рефлексия образа действия – есть не что иное, как анализ технологий, применяемых личностью для достижения тех или иных целей. Неважно, в какой форме предстает эта работа. Она может являть собой рефлексию в чистом виде (как ее представляют в классической психологии), когда непосредственно после какого-либо поступка рефлексирующий анализирует схему действия, собственные ощущения, результаты и делает выводы о совершенстве или недостатках совершенного. Другой вариант – планирование, которое неосуществимо без опоры на прежний опыт. Проработка «на месте» более эффективна потому, что многие события сохраняются в нашей памяти очень недолгое время, и большинство мелочей через определенный промежуток становятся труднодоступными для анализа. Главный акцент мы делаем на активный поиск информации – внутри себя, чтобы понять себя, активизировать свои ресурсы, и в социуме, чтобы найти способы эффективных психологических защит, использованных другими людьми.

Профессиональная рефлексия психолога в образовании не будет полной, если не произойдёт проекции образа Я на требования профессии и если не установится адекватное восприятие ученика как исследуемого Другого. В этой связи интересны научные поиски А.У. Хараш, которая различает конкретный и абстрактный уровни восприятия Другого: пока Другой абстрактен – для Я он только объект [7]. Реальный или конкретный Другой предстаёт сознанию Я и его воображению как «полноценный», «полновесный» субъект, противостоящий Я как другое Я. Если Я лишено реальных друзей, считает автор, то оно окружено своими двойниками, живёт в кругу своих проекций и становится «моносубъектным», изолированным от реальных жизненных отношений, которые можно оформить только посредством ценностного сознания. Если  человеческая рефлексия, по определению В.А. Лефевра, состоит в том, что субъект А видит себя, видящим себя, а также другого, видящего себя и видящего А, то рефлексия – это внутренне направленная форма активности [4]. Судя по всему, человеку от рождения даны фундаментальные рефлексивные структуры с двумя рангами рефлексии (субъект чувствует себя чувствующим себя) и автоматическим механизмом счета. Отсюда следует, что чем глубже рефлексия, как сознание в виде объекта самосознания, чем обоснованнее внутренняя мотивация собственных поступков, тем отчетливее человек осознает, какую ответственность возлагает на себя, высказывая правду о другом человеке, в процессе рефлексии происходит накопление внутреннего опыта, позволяющего человеку более ясно, отчетливо и глубже понять самого себя.

Так как профессиональная рефлексия психолога, практикующего в образовании, тесно связана с педагогической деятельностью, которая выступает фоном и средством её реализации, то уместно обратиться к трактовке достаточно изученного вида рефлексии педагога. В.А. Петровский изучая её, выделяет в рефлексии педагога ряд взаимосвязанных моментов:

  1. Рефлексия  позволяет  педагогу  осознать  подлинные  мотивы  своей педагогической деятельности, своих «воспитательных поступков». Исследования показывают, что в современной социоэкономической ситуации педагогом часто движут побуждения, ничего общего не имеющие с целями воспитания и часто противостоящие им: конкурентные установки, самоутверждение, неосознаваемые «маневры» в общении, направленные против другого, материальные интересы и т.д.
  2. Рефлексия позволяет отличить педагогу собственные затруднения и проблемы от затруднений и проблем воспитанников, не прибегая к различного рода психологическим защитам и психологическим играм.
  3. Рефлексирующий педагог способен к эмпатии и децентрации [5].

Рефлексивные процессы позволяют педагогу адекватно оценить последствия собственных личностных влияний на воспитанников, нести ответственность за  развитие  личности  ученика,  что  предполагает  способность осознавать последствия своих влияний, ориентацию на них при построении развивающих взаимодействий.

Н.В. Кузьмина пришла к выводу, что рефлексия не может быть присуща авторитарному педагогу, лишь личность, обладающая педагогической рефлексией, которая предполагает не просто знания или понимание другого, но знание того, как другой понимает «рефлексирующего» индивида способна импровизировать в образовательном процессе [3]. Таким образом, можно заключить, что профессиональная рефлексия зависит от уровня организации перцепции. Воспринимая спектр значений Другого, мы адекватнее воспринимаем себя. И чем больше межличностных контактов, тем развитее наша способность рефлексировать. Особенно того, что касается профессиональной рефлексии практикующего психолога, профессиональные задачи которого состоят из системы постоянных оценок Другого, поиска способов решения его проблем, нейтрализация негатива его самовосприятия.

Следующим звеном в этой цепи становления рефлексии можно выделить феномен самоотношения как способность объективного оценочного восприятия себя таким, каким является человек на самом деле или иллюзорное самовосприятие как приписывание себе. Идеальная профессиональная рефлексия психолога – практика формируется при условии рационального баланса между положительными и отрицательными сторонами собственной личности, принятие и осознание собственных профессиональных проблем, тем самым, проявляя готовность к самопознанию. Самоотношение чутко реагирует на изменение собственных профессиональных позиций, успешности ролей и статуса, с расширением палитры которых расширяется личностное пространство рефлексирования, что поможет определить более или менее адекватную точку отсчета, позволяющую наметить новые перспективы профессионального роста. Рефлексируя свои профессиональные возможности, личность редуцирует информацию о своем образе Я-профессионал и разгружают высшие уровни профессионального самосознания. Психолог,  понимая ограниченность психодиагностических возможностей и постоянную изменчивость внутреннего мира другого, стремится понять его и соответственно использует в своей работе множество теорий и техник, в том числе и интуицию. Он, используя принцип «здесь и теперь», как бы заново конструирует психический мир клиента. Для практического психолога «оценка» является одним из результатов его работы, так как оценка и последующие рекомендации есть продукт мыслительной деятельности. Он находится в ситуации детского восприятия, как бы каждый раз заново познавая мир. М.М. Бахтин считает, что хороший специалист, обладая «полифоничностью сознания», способен работать с другим, находящимся в рамках других форм культур [1]. Это позволяет ему ассимилировать, войти в мир другого и осуществлять вместе с другим решение проблемы (искать пути, средства и т.д.). Для психолога «жизнь другого» (событие) есть способ мышления другого. Слова, в ситуации его практической работы с другим, есть понятия, отражающие способ действования. Основная проблема «прорваться сквозь слова» или вернуть словам реальные значения, войти в личностное пространство клиента. Позиция психолога основана на профессиональной рефлексии. Исходя из этого, психолог передает отрефлексированную информацию другому в адекватной для него языковой культуре, соблюдая при этом этические нормы. Психолог понимает и разграничивает позицию другого, дифференцируя его ролевое и жизненное поведение. Он, при передачи информации, исходит не из потребности другого, а из его проблем. Поэтому его информация всегда индивидуальна и носит конфиденциальный характер. Психолог не манипулирует сознанием другого, он совместно с другим производит анализ причин и событий, приведших его к жизненному тупику или проблеме, не давая готовых рецептов-советов, а наталкивая личность на самостоятельное осознание их. Он в случае затруднений скорее предложит несколько вариантов выхода из проблемной ситуации, оставляя за другим право выбора. Подобное отношение предполагает обращение системы  на  себя,  что    подтверждает  необходимость  и  возможность  рассмотрения рефлексии в структуре психологической готовности личности к профессиональной деятельности. Из этого следует, что каждому уровню профессионализма соответствует своя система мотивации, характеризующая определенный уровень личностной зрелости и сопровождающаяся изменением эмоционального состояния личности в процессе рефлексии. В таком случае наличие рефлексивно-перцептивных знаний, умений и навыков позволяет психологу осуществлять действия, связанные с адекватным познанием, пониманием и принятием личности клиента.

Профессиональная Я-концепция выступает как относительно устойчивая система представлений психолога о самом себе, своей деятельности, на основе которой он строит свое взаимодействие с детьми и анализирует результаты своей профессиональной деятельности. Совокупность личностных качеств составляют особенности интеллекта, эмоционально-волевой сферы, выраженность таких качеств как эмпатия, наблюдательность, проницательность, доброжелательность, открытость и др.

Следующим ресурсом для возникновения рефлексии мы выделяем связи рефлексии с творческим выражением личности, которые являются принципиальным, поскольку именно при таком понимании открывается перспектива конструктивного преодоления противоречивости в трактовках практико-ориентированной рефлексии, коей считается профессиональная рефлексия психолога. По нашему мнению  в разных пластах профессионального самосознания вычленяются различные фигуры значимого в себе, активизируя специфические когнитивные коды, которые строят не похожие образы себя. Именно поэтому в нашем сознании одновременно уживаются как продукты рефлексии, развиваются, идентифицируются разные самоощущения. Мы по-разному переживаем свои образы Я, но в норме – всегда положительно.  Значит, личность принципиально одновременно существует в разных мирах и антимирах продуктов рефлексии, наделяя их специфическими смыслами. Мы постарались выстроить последовательность шагов углубления и активизации продуктов рефлексии в профессии. Наши рассуждения привели к следующему.

− В слое продуктов профессиональной рефлексии, организованных ранее всего, находятся представления и переживания нашего соответствия требованиям цивилизации, в целом,  на сколько мы соответствуем назначению человека в профессии, среде: социальной, геополитической, этнической, экономической и др. Наша субъектность в этом слое завязана на  профессиональной среде. Решается задача достижения переживания собственной необходимости, значимости целей.

− Опытно полученная информация через проекцию образа Другого на себя в результате профессиональной деятельности. Здесь приходится чётко дифференцировать пристрастия, симпатии и неприязни в процессе самовосприятия. Активизируются аффективные стереотипы, роли, образы. Личность в этом слое может терять свою устойчивость, целостность. Пространство и время здесь работают на ведение диалога с миром и собой, Другим. Чётко определяются принципы, нормы и границы дозволенного и необходимого в деятельности. Срабатывают защитные механизмы самосохранения, необходимость непереносимого воздействия профессиональных задач и функций. Например, опыт консультирования клиента показал, что психолог не справился с задачей.

− В слое, где конструкты образа Я становятся логически гармонично сконструированы, имеют иерархию смысловых и ценностных образований, опосредуют опыт личности. Субъект впервые в этом слое имеет устойчивые представления о ядре профессионального наличия. Срабатывают задачи установления порядка и определённости. Поиск путей самореализации и реабилитации.

− Схематически наши рассуждения можно структурировать профессиональную рефлексию психолога в образовании следующим образом (рисунок 1):

Рис. 1. Схема формирования ресурса профессиональной рефлексии психолога в образовании


Таким образом, под профессиональным рефлексированием мы понимаем процесс накоплениятрансцендального опыта  в профессии, а под профессиональной рефлексией – стойкую систему когнитивных, аффективных, поведенческих реакций, соответствующих необходимостям профессии, образу идеального психолога, тесно зависящих от уровня сформированности ресурсового и факторного аппаратов, их гармоничной связи с «Я-концепцией» личности. Причём все элементы модели имеют в своей организации регулирующие функции, позволяющие основываться на знании о собственной самости. Для реализации рефлексии в области самосознания требуется опыт. Как правило, чем старше человек, тем он мудрее. А проявляется мудрость, прежде всего в построении общения с людьми и в умении договариваться.

Классическое положение познания мира и личности через самого себя в организации трансцендального профессионального опыта выступает механизмом экономии психических сил.

Литература

    1. Бахтин М.М. Архитектоника поступка. // Социологические исследования, 1986. – № 2.
    2. Катречко С.Л. Манифест современного трансцендентализма. – М., 2013. – 76 с.
    3. Кузьмина Н.В., Геницинский В.И. Актуальные проблемы профессионально-педагогической подготовки учителя. // Советская педагогика, 1969. – № 3. – С. 63-66.
    4. Лефевр В.А., Смолян Г.Л. Алгебра конфликта. – М.: Книга по Требованию, 2012. – 50 с.
    5. Петровский В.А. Активная неадаптивность или Человек над ситуацией // В кн.: Методология психологии: проблемы и перспективы / Под общ. ред.: В.П. Зинченко; науч. ред.: Т.Г. Щедрина. – М., СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2012. – С. 305-362.
    6. Слинин Я.А. Трансцендентальный субъект. – СПб.: Наука, 2001. – 45 с.
    7. Хараш А.У. Праздник индивидуальности. // Наша психология. – № 2 (59) Февраль 2012. – С. 17-35.
    8. Чернышкова Е.Ю. Рефлексия как условие динамики фрустрационного реагирования, 2012. – С.43-44.

 

Об авторе

Аминов Уллубий Камильевич – магистр педагогики, психолог УРЛС при Министерстве внутренних дел по РД.

Аминова Дженнет Камильевна – магистр психолого-педагогического образования, кафедры общей и педагогической психологии ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет», ассистент

Цахаева Анжнлика Амировна – доктор психологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет», заведующая кафедрой общей и педагогической психологии.

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Ссылка для цитирования

Аминов У.К., Аминова Д.К., Цахаева А.А. Профессиональная рефлексия как механизм экономии психических сил через распространение трансцендального опыта. [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2014. N 3. URL:http://ppip.idnk.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.